Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Вечер на «Крузенштерне»: об истории и культуре

На судне есть традиция – знакомить практикантов с интересными людьми, которые попадают на борт парусник самыми разными путями. Гость судна Олег Нестеров представил практикантам «Крузенштерна» свой проект «Из жизни планет».

Вечер на «Крузенштерне»: об истории и культуре
Очередной судовой вечер курсантов прошел в обществе музыканта и композитора Олега Нестерова. На этот раз он рассказал о проекте «Из жизни планет», которому с группой единомышленников посвятил несколько лет. В кратком изложении двухчасовой рассказ энтузиаста и исследователя культурных «слоев» 60-х годов прошлого столетия звучит так.

Каждую осень Олег Нестеров взял за правило уезжать из Москвы. Он останавливается у своего друга, наслаждается общением с природой, отдыхает от столичной круговерти, а заодно пишет очередную книгу и, конечно, музицирует. Как-то к нему начали приходить мелодии, природу которых он не понимал. Музыкант записывал мотивы на диктофон, прослушивал их, анализировал. И вдруг понял, что сочиняет музыку к кинофильмам. Которых … нет.

Если быть точнее, в природе существовала какая-то их часть – мысли, наброски, сценарии. Одни картины так и не были запущены в производство, другие закрыли в процессе съемок. Олег переговорил со специалистами, имеющими отношение к кино, музеям и архивам, родственниками сценаристов и режиссеров, другими причастными людьми. Он получил доступ к архивам, зажег идеей своих студентов. Они работали под лозунгом «Главное – величие замысла», распутывали хитросплетения человеческих судеб и творчества прошедших десятилетий. Это было время, по словам Нестерова, когда прогрессивная часть общества жила с мыслями о «воздухе и человеческой солидарности», когда СССР, наряду с космосом, подарил миру советское кино, возникшее ниоткуда, и ушедшее в никуда.

Коллектив Нестерова искал и находил несостоявшиеся шедевры советской киноиндустрии. Материалы о четырех таких картинах («Причал», «7 пар нечистых», «Предчувствие» и «Прыг-скок, обвалился потолок») впоследствии были оцифрованы и размещены на сайте, получившем в 2015 году первую премию в конкурсе «Электронная книга года». Был также составлен каталог из двухсот лучших картин хрущевской оттепели, сто из которых были сняты, а сто остались на бумаге. Для читателей сайта академии Олег Нестеров дал небольшое интервью.

Круг Ваших творческих интересов достаточно широк: вы занимаетесь продюсированием, пишете музыку, книги. Что из этого для Вас главное?

- Я обычно так и представляюсь: музыкант, продюсер, а дальше уже все идет по расширяющейся: писатель, преподаватель, телеведущий.

Значит, музыка, все-таки, в приоритете?

- Однозначно. Я музыкой начал заниматься в 1977 году, когда впервые вышел на школьную сцену в составе ансамбля. Получается – сорок лет!

Но образование у вас техническое.

- Да, я закончил Институт связи в Москве, 5 лет работал инженером-электроником. В 1988 году окончательно стал артистом. Мой инструмент – гитара, я пою, играю, сочиняю песни.

Буквально на днях я закончила читать Вашу книгу «Небесный Стокгольм», чувствуется, что Вы этим временем – оттепель начала 60-х – просто болеете…

- Заходите на путеводитель по книге «Небесный. Точка. SE”, там по примечаниям много фотографий, активных ссылок, они дают живой материал.

В отличие от меня, и от Вас, получивших образование в других областях от нынешней сферы деятельности, ребята-практиканты "Крузенштерна» с профессией определяются рано и часто уже именно с ней идут по жизни.

- Да, это здорово, когда в таком активном, развивающемся возрасте они выходят в море и делают морское дело, получают прививку на всю жизнь.

Вы на «Крузенштерне» тоже впервые. Вши представления и впечатления от реального пребывания здесь сошлись?

- Нет, не сошлись. Впечатления намного превзошли самые смелые ожидания.

Что в первую очередь выделил ваш «свежий глаз»?

- Я бы назвал четыре составляющих моих наблюдений, которые для меня чрезвычайно интересны. Во-первых, судьба и жизнь самого парусника – его история, перипетии судьбы, и то, как он живет сейчас, как его содержат, как он чувствует себя в водной стихии. Второе – это его команда. За работой экипажа интересно наблюдать. Я вижу колоссальную селекционную работу руководства по подбору кадров. Здесь, что ни человек, то свой мир. Конечно, в мое поле зрения входят и курсанты – это третья составляющая наблюдений. Они тоже произвели на меня большое впечатление.

Впервые я этих мальчишек увидел в Гамбурге, где мы зашли на борт. Если честно, я чуть не прослезился – у них такие лица были, одухотворенные. И каждый день с ними происходят изменения, они взрослеют каждый день. Такое редко, где увидишь. Ну, и последнее – это то, что делает «Крузенштерн» со мной лично. Это во всех смыслах детокс (Детоксификация – это процесс избавления от токсинов, - корр.).Если одним словом – во мне медленно оседает муть, на душе становится прозрачнее. Это состояние моего сегодняшнего дня, и я надеюсь, что все мы сохраним его как можно дольше.

Вы наравне с курсантами участвуете в авралах, присутствуете на вахтах, изучаете морское дело. Что еще, кроме профессиональных знаний, дает команда судна практикантам?

- Капитан «Крузенштерна» Михаил Еремченко определил эти отношения между наставниками и их подопечными одним словом – «честность». Я думаю, что оно ключевое. И надеюсь, что с палубы в большую жизнь не уйдет ни одного подлеца. И это важнее даже профессиональных качеств. Мальчишки и девочки здесь проверяют себя, узнают себя так, как не узнают на берегу никогда, они учатся выстраивать взаимоотношения друг с другом. Это не пионерский лагерь, это определенным образом организованная жизнь, которую можно прожить только здесь. Я уже не буду говорить про чисто житейские навыки, которые они здесь приобретают.

Будь Ваша власть, что бы Вы здесь изменили?

- Я поражаюсь, как продуман судовой порядок. Он выверен годами, здесь ничего лишнего, это хорошо работающий единый организм. Я даже не знаю, что здесь можно было бы изменить или поправить. Я не вижу ничего, с чем был бы внутренне не согласен.

Да, за эти 50 лет, которые «Крузенштерн» работает в качестве учебного судна, жизнь на нем доведена если не до совершенства, то до очень большой разумности и полезности. Кстати, навигация этого года проходит под знаком этого юбилея.

- Да? Я про это не знал. И так получилось, что и про историю «Крузенштерна» - бывшую «Падую» тоже не знал. Об этом мне сказали, когда пригласили на борт в качестве участника Экспедиции под парусами «Крузенштерна». Море я с детства люблю, много про него читал, знал название всех парусов. А в последние годы в моей жизни появился герой из фильма «Большая свобода № 7». Вначале была песня, которую я перевел на русский язык, затем главный персонаж картины, – об этом я уже рассказал на встрече с курсантами, перед просмотром картины. Так все в моей жизни сошлось – Ханнес, моряк с «Падуи», его песни, его судьба, судьба самого парусника, Гамбург и мое путешествие на «Крузенштерне».

Самое время сказать главные слова, адресованные судну и его экипажу.

- «Крузенштерну» я желаю долгой и счастливой жизни. Ему везет на людей, которые его берегут и любят. В общем-то, все в мире начинается с любви. Я желаю ребятам, которые сейчас здесь, полюбить море, общаться в будущем друг с другом. И под парусами заметить, сохранить и развить эту любовь ко всему миру. 

А сегодня, 15 мая, учебно-парусное судно «Крузенштерн» осуществило заход в норвежский порт Ларвик, где пробудет до 18 мая по 
приглашению администрации порта для участия в праздновании Дня Конституции Норвегии.


Ирина Санникова, пресс-служба БГАРФ.