Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Просто поход…

В год юбилея «Крузенштерна» продолжаем блок материалов, героями которого стали люди барка.

Просто поход…
В год юбилея «Крузенштерна» продолжаем блок материалов, героями которого стали люди барка. В жанре интервью они рассказали о том, как в повседневных делах и заботах «выпаривается соль соли земли»: все, что составляет жизнь прекрасного судна и формирует его неповторимый имидж. Рубрику «Крузенштерну»-90!» продолжает персона, к барку имеющая, если можно так сказать, отношение косвенное.

Представляем читателям Марину Сергеевну Кудинову – художественного руководителя студенческого коллектива, который работает на базе КМРК. Впрочем, Марина, как ее все называют, не совсем согласна с тем, что ее «Паруса «Крузенштерна» не относятся к барку напрямую: много лет артисты следуют за ним в походах, приезжают в самые разные порты и страны, представляя не только сам парусник, но университетский образовательный комплекс, да и – чего уж мелочиться! - творческие силы страны.

В день празднования юбилея судна ансамбль Марины Кудиновой, конечно же, работал на сцене. Силами «Парусов «Крузенштерна» был подготовлен практически весь концерт. А сама Марина специально к торжеству написала песню-гимн, посвященную великому паруснику. Не исключено, что ее исполнение станет еще одной крузенштерновской традицией, которыми богаты история и жизнь судна.

Это интервью было записано в Клайпеде, куда в очередной раз прибыли и «Крузенштерн» и «Паруса «Крузенштерна». И поход этот, тоже в очередной раз, не был походом за славой. Это был просто поход. За барком и за радостью единения с ним.

- Марина, как все начиналось? Как родились «Паруса «Крузенштерна» и как сложилась такая традиция – сопровождать «Крузенштерн» на фестивалях и морских праздниках?

- Я работаю в клубе КМРК 14 лет, с этого же времени существует коллектив. Наша команда – сборная университетского комплекса. До 2012 года ансамбль именовался«Паруса Надежды», а в 2012 году Александр Городницкий – ученый, бард, написавший неофициальный гимн Крузенштерна – пригласил наших курсантов на свой юбилей в Кремль. Это была большая честь для нас. Ребята исполнили там песню «Паруса Крузенштерна», с тех пор мы так и называемся. И, действительно, мы, как и паруса, неотделимы от барка – в портах, куда заходит «Крузенштерн», выступаем с концертами, всегда входим в команду барка на фестивальных парадах. Одним словом, представляем творческие силы наших моряков.

- Не вяжутся у меня эти числа: вы такая молодая, а возраст у коллектива вполне достаточный, чтобы сказать, что он состоялся. Вас как в КМРК-овскую гавань занесло? Какой волной?

-В нежном возрасте, можно сказать. Я училась в школе, в том числе музыкальной. Меня пригласили поучаствовать в концерте на 50-летие колледжа. Заметили, стали звать. Вот так плавно я «внедрилась» в коллектив и с тех пор здесь.

По образованию я чистый «полифонист»: за это время, в общей сложности, получила 4 высших образования, по всем канонам многоголосия: училась на юриста и в музыкальном колледже на вокальном отделении. Такое условие выдвинули родители, и, как я сейчас понимаю, они справедливо считали профессию музыканта «некормящей». В Москве на вокальном отделении училась 3 года, параллельно по воле родителей закончила Академию госслужбы. Буквально 2 месяца назад получила диплом режиссера Московского государственного университета культуры и искусств– это моя основная специальность, которой я занимаюсь всю сознательную жизнь. Мне нравится учиться, и я бы поучилась еще где-нибудь, но у меня уже семья и ребенок, пока это невозможно.

- Расскажите о «Парусах».

- Костяк коллектива – полтора десятка человек. Каждый учебный год в сентябре к нам приходят, образно говоря, человек 40-50..Я беру всех, понимая, что неталантливых нет. В начале карьеры, когда я еще успела поработать в музыкальной школе, мне дали «глухих» детей. Я была в шоке – с детьми без музыкального слуха заниматься сложно. Но знаете, как эти дети старались? Их усердие компенсировало и недостаток опыта, и отсутствие музыкального слуха. Они показывали успехи гораздо значительнее тех, которые могли бы показать одаренные, но ленивые ребята. И еще они научили меня на всю жизнь: воля и желание позволяют преодолеть трудности, которые казались непреодолимыми. Поэтому не отказываю никому. Через месяц-полтора остаются именно те, кому музыка, танцы, постоянное движение действительно интересны. Они занимаются все время обучения. А потом - исходя из практики уже сложилось – приходят по зову сердца, уже в Клуб выпускников.

- По-моему, и на городских площадках ваши выпускники успешны.

- Однозначно да. Не ошибусь, если скажу, что 80 % ребят, которые участвовали в нашей самодеятельности, продолжают петь и танцевать, уходят в профессиональные коллективы. Я всегда им говорю: если планируете только танцевать – не пойдет. Надо уметь много, можно сказать все, и в конце концов они овладевают комплексом навыков, становятся настоящими артистами. Артем Юденков, например, закончил в этом году электромеханическое отделение, работает звукооператором – параллельно с основной профессией освоил другую. Прекрасно владеет этой специальностью.

- Насколько обширен ваш репертуар? Можете назвать хотя бы приблизительно количество выученных песен?

- Вы даже не спрашивайте, сколько в репертуаре «Парусов» номеров. Я их не считала, потому что очень много. Выступать с одинаковой программой не интересно ни мне, ни ребятам. Устаревший номер уже не вызывает ту бурю эмоций, которая всегда поначалу сопровождает свежую композицию, а, значит, и зрителю уже эту эмоцию не передать. Так что мы постоянно что-то учим. Если не задана тема, мы можем заполнить фестиваль, выступать, не повторяясь, целый день. А если тематическая программа, (к примеру, мы сюда привезли «народный» блок, который пользуется особым спросом) мы рассчитываем программу на час, это около двух десятков номеров. У нас есть подборка на морскую тематику, эстрада – российская и зарубежная,хиты 80-х… Одним словом, мы всегда готовы к любым заказам.

- Вы упомянули о солистах. Расскажите про них.

Далеко за примером ходить не надо – Дима Щербинин, наш воспитанник - лучший вокалист в Калининграде. Я считаю, что лучше, чем он, не поет никто. Аня Романович тоже сначала пела в рамках художественной самодеятельности, но сейчас она сложившийся профессиональный артист.. Дима Щербинин, Аня Романович – они потрясающие! Не ошибусь, если скажу, что нам и на лучшего хореографа повезло: Оксана Холева – хореограф-постановщик Калининградского областного музыкального театра. Она сама работает в Москве, в Геликон-опере. Оксана талантливый человек, я ей только даю тему и идею, всю оставшуюся работу делает она. 

- Костюмы, звук, зритель сейчас избалован, много чего повидал гораздо «слаще морковки». У вас есть проблемы с техническим обеспечением ансамбля?

- Однозначно нет. Владимир Алексеевич (ректор КГТУ Владимир Волкогон, прим. редакции) сам человек творческий, по первой просьбе у нас появляется все, причем хорошего качества. Мы же полностью можем отдаться художественному наполнению технической составляющей. Вообще для нас каждый концерт – это праздник, для которого мы стараемся что-то изобрести, чем-то удивить, и прежде всего – себя. Наша цель – преодолеть более высокую планку, которую мы сами себе и ставим. И этот рост – ежедневная победа над собой.

-А бывает так, что вы репетируете-репетируете, а иностранный зритель вас не «заценил», не понял?

- Может. самонадеянно отвечу, но не бывает. Во всяком случае не было ни разу. Язык, национальность не имеют никакого значения. Ведь главное – это обмен энергетикой. Искусство - константа вселенского масштаба, и если им занимаешься с душой, всегда получишь «обратную связь». Да, у всех людей менталитет разный, поляк, англичанин, немец – каждый эмоцию будет выражать по-своему. Но не зависимо от страны, где мы даем концерт, нас всегда воспринимают восторженно, и мы тоже 100-%-но позитивно настроены.

- Можно немного приоткрыть вашу работу за кулисами? Как вы готовитесь к выступлениям?

- У нас занятия хореографией 4 раза в неделю. Не держаться в этом режиме невозможно. У коллективанет четкой направленности – танцуем, к примеру, классику, - мы должны уметь все. Ну, или почти все. К тому же мы представляем Россию, невозможно это делать плохо. Вот мы говорили про народный блок. Специфические русские элементы танца – народный ключ - его станцевать довольно сложно, но ребята с ним справляются. Фуэте– сложнейший хореографический элемент, надеюсь, что и им овладеем. В каждом жанре есть сложные элементы, мы стараемся их осваивать, а затем включать в наш репертуар. Оксане Холевой «детским садом» с нами заниматься тоже неинтересно. Она профессионал, и как никто знает, что должно в итоге получиться, поэтому требует от нас по максимуму. В каждом нашем номере есть идея, сверх-задача, одним словом, мы в постоянном поиске.

- Вы ведь будете работать на юбилее парусника осенью этого года. Сверх-задача для главного концерта года, посвященному 90-летию судна, уже поставлена?


- К этому выступлению мы уже готовимся. Мы написали новую песню…

- Мы? Это кто?

- Я. Давно этим занимаюсь, у меня даже есть два сольных альбома. Но вернемся к концерту. Новую песню мы уже «обкатали» на экипаже – в прошлом месяце. Публику предупредили, что фонограмма еще не доделана и поем мы по нотам, возможно, исполнение будет не безупречным. Но песню приняли очень тепло, и нас это здорово поддержало. Надеюсь, что она станет очередным крузенштерновским хитом и достойным финалом для юбилейного вечера.

Я вам все карты не раскрою, но скажу, что есть огромное желание спеть в Владимиром Алексеевичем. Он, правда, еще не в курсе, но я очень рассчитываю, что не откажет. Ведем переговоры с нашим коллегой-музыкантом, бардом. Пока не называю его имени, скажу только, что он тоже сочинил песню о «Крузенштерне» и хотел бы ее исполнить. Есть планы сделать хореографическую постановку с… «Крузенштерном» в главной роли. Как это будет, пока секрет, все наши фишки раскрывать не буду.

- Хорошо. Скоро, действительно, все увидим. А это, как говорится, в сто раз лучше, чем услышать. Еще несколько слов о вашей семье.

- Мой супруг закончил КМРК. Я и мой коллектив, как всегда, делали вечер для этого выпуска. Но он даже не помнит его, и меня тогда тоже не запомнил. Встретились позже. Дочери три года. Когда я нахожусь в поездках, она, конечно, скучает, но мы надолго не уезжаем, к тому же у нас есть замечательная бабушка. Пока, конечно, рано думают о будущем Кристины, но по всем признакам – в семье у нас растет еще один режиссер!

- А если случится так, что ваша дочь, как когда-то Вы, выберет творчество, Вы, уже познав досконально профессию изнутри, будете ей препятствовать?

- Мои родители во многом были правы. Но распылять себя по разным направлениям, тоже было глупостью. Хотя я ни о чем не жалею, каждое обучение стало отдельной маленькой жизнью. Для общего развития все было полезно. Но если бы изначально я отдала любимому делу больше времени и сил, возможно, сейчас результаты были более впечатляющими. Поэтому выбирать профессию за нее однозначно не стану.

- Марина, мы искренне желаем вашей семье быть дружной, вашему коллективу – быть лучшим. Всем здоровья и сил. И продолжайте радовать нас своим творчеством.

- Спасибо, мы всегда стараемся, и будем продолжать это делать. Читателям всех благ!

Фото из сети Интернет, личного архива М. Кудиновой