Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Паруса не стареют и не умирают

«Крузенштерна», руководитель пресс-службы БГАРФ Ирина Образцова рассказала эстонским СМИ о том, что представляет собой барк сегодня.

Паруса не стареют и не умирают
Через восемь дней, 3 июля, из Калининграда стартует в очередной рейс легендарный барк ”Крузенштерн”. В судовом журнале этот рейс будет обозначен буднично — N 2/111. Но жителям Ида-Вирумаа и в особенности Силламяэ он должен подарить запоминающийся праздник: 15-16 июля парусник впервые посетит силламяэский порт и будет открыт для посещения горожанами. В преддверии этого события ”Инфопресс” попросил руководителя пресс-службы Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России (БГАРФ владелец судна) Ирину ОБРАЗЦОВУ рассказать — как живёт сегодня барк?

В начале XXI века моря давно уже бороздят суда на иных видах топлива, чем сила ветра. Парусник на фоне современных лайнеров и танкеров пробуждает романтические и ностальгические чувства, любовь к морю. А в чём ещё, кроме этого, значение барка ”Крузенштерн”?

Романтика и всё, что связано с парусами, часто дезориентирует тех, кто думает, что курсанты приходят на барк именно за этим. Как правило, в 17-18 лет, ребята настроены довольно прагматично — на ”Крузенштерне” они проходят первую плавательную практику согласно учебным планам своих специальностей. В основном это будущие морские специалисты командного состава: судоводители и судомеханики. Классическая морская практика на паруснике нужна будущим морякам, чтобы дать понимание остойчивости судна, поведения его на воде, противостояния ветру и волне. Это как букварь для детей. Понимание того, что можно управлять плавательным средством даже при отсутствии исправных двигателей и топлива, — вот главное, чем овладевают ребята. Ведь большинство людей не знает, что для движения судна неважно, какого направления ветер, — главное, чтобы он был. Навыки работы с парусами никогда не будут лишними для моряка.

Что касается будущего парусных судов — оно с каждым годом всё более перспективно. В эпоху топливных кризисов и экологических проблем движение по воде с помощью одного лишь ветра — более чем убедительно. Никогда не уйдёт в небытие яхтенный спорт, в мире ежегодно спускаются на воду современные круизные парусные суда, и неизбывная мечта подчинить себе парус манит, как и тысячелетия назад.

Чему ещё, кроме парусного дела, учатся на ”Крузенштерне” курсанты крупнейших российских морских учебных заведений? И сколь суров отбор кандидатов на прохождение практики?

На судне проводится практика курсантов морских учебных заведений Федерального агентства по рыболовству. За время рейса ребята сдают квалификационный экзамен на свою первую рабочую профессию — моториста или матроса, а набранный морской стаж (ценз) уже учитывается для накопления требований к офицерским должностям. График пребывания на борту у курсантов очень напряжённый. В дни стоянок в иностранных портах увольнений тоже не бывает много — это не экскурсионное судно, и, хотя многое делается для того, чтобы ребята знакомились с городами и странами, само по себе увольнение надо заслужить.

Но самая главная школа ”Крузенштерна” — не профессиональная, а человеческая. Молодые учатся подчиняться, жить в условиях коллектива и по жёсткому режиму: это современной молодёжи иногда даётся очень непросто. Но без этих навыков невозможно представить работу на флоте. Невозможно и взять на себя командование людьми, если ты сам не был в роли подчиненного. Кстати, почти все старшие офицеры на барке прошли все ступени от кадета до капитана и знают работу судна не понаслышке. Для молодёжи это ясный пример того, что у человека со способностями всегда есть возможность карьерного роста. Работа с парусным вооружением, на больших высотах — ещё один чисто мужской экзамен. Если у курсанта есть страх, на мачты не поднимают — это правило неукоснительное.

Отбор на практику проводится по таким признакам, как желание, успеваемость и дисциплина, а поскольку у судна есть представительская функция, то приветствуется участие кадетов в художественной самодеятельности, спорте, других видах внеучебной работы. Умение представить своё судно, работу своих наставников, показать себя, выступить за свою страну — это тоже школа ”Крузенштерна”. Ведь палуба барка — это кусочек России.

Планируется ли барк, в погоне за техническими достижениями века, как-то модернизировать дальше?

Модернизация судна будет продолжаться, судовладелец (БГАРФ) исходит из того, что учить нужно, по возможности, на самом лучшем, современном оборудовании. Делаться это будет для максимального продления жизни судна на ходу, а работает оно много: в год три рейса, как правило, и навигация составляет порядка 9-10 месяцев (не считая трансатлантических рейсов и кругосветок). Это не коснется парусного вооружения: на барке, как и в 1926 году (год постройки. — прим.авт.), нет гидравлических приводов на мачтах.

Во время визита в Таллинн в 2011 году на борту ”Крузенштерна” была и группа эстонских курсантов. Сколь часто сейчас на ”Крузенштерне” проходят практику представители Эстонии? Планируется ли вообще расширять связи ”Крузенштерна” с Эстонией?

Обмен кадетами вообще практикуется несколько лет, есть опыт работы с судном Щецинской морской академии, сейчас ведутся переговоры с французскими учебными заведениями. Но у большинства учебных заведений учебные суда — моторные, а практика на паруснике значительно отличается, она более тяжёлая. Зато такого опыта и впечатлений не получить в других местах. Академия открыта для сотрудничества, дело только в том, что интересы учебных заведений должны совпасть.

Между прочим, в экипаже до сих пор есть ”таллиннцы” — так называют тех, кто пришёл работать на барк ещё в его таллиннский период (в 1983-91 гг. барк был приписан к ”Эстрыбпрому”. — прим.авт.) и сменил своё местожительство вместе с судном. Они с особым чувством говорят о предстоящем посещении Эстонии. Но идёт время, и ”таллиннцев” становится всё меньше: для работы в море нужно иметь здоровье.

Что касается сотрудничества, эстонских контактов очень мало, ну разве что в этом году они активизировались в связи с заходом. Видимо, это последствия политического противостояния наших государств после распада СССР, и потребовалось 20 лет, чтобы время всё расставило на места. Намерения сотрудничать с Эстонией, как и с Латвией, где судно тоже имело приписку, у руководства БГАРФ есть. Остаётся их воплощать.

Руководство парусника не ставит целью только привлечение и обмен курсантами: сотрудничество может иметь самые разные формы. К примеру, успешно работает исследовательский проект ”Падуя-Крузенштерн”, и в его рамках много контактов с теми и родственниками тех, кто работал на судне, на его ремонтах, участвовал в его переоборудовании. Нам присылают старые фотоснимки, памятные предметы с судна, ветераны и их родственники приходят на стоянки в портах, и мы записываем их воспоминания.

Для нас, калининградцев, важно ещё и то, что в Эстонии остаётся немало русскоговорящего населения, и палуба ”Крузенштерна” могла бы стать для них настоящим ”мостиком” в Россию.

Сайт барка предлагает любителям морской романтики из разных стран возможность провести отпуск на борту парусника, при этом получив удовольствие от морского путешествия и пройдя школу матроса. Много ли таких морских туристов бывает сейчас на ”Крузенштерне”, сколько времени занимает у них освоение морской науки и любой ли желающий может вот так попасть на барк?

Путешествие в качестве практиканта возможно, в зависимости от наличия свободных мест: график судна расписан на несколько лет. Поскольку такая практика платная, длительность пребывания на судне и уровень овладения морскими навыками определяются индивидуально. Необходимы здоровье, страховка. А дальше всё зависит от того, насколько вы хотите погрузиться в работу кадета: боцманá на паруснике опытные, все с большим стажем. Есть люди, много лет совершающие переходы на ”Крузенштерне”, это фанаты парусных судов.

"Крузенштерн" сделает остановку и в Таллинне, в столице он пробудет с 12 по 14 июля.

В последний раз "Крузенштерн" бросал якорь в территориальных водах Эстонии в 2011 году.

Источник: DELFI