Версия для слабовидящих РУС  ENG 

«Падуа» во время Второй Мировой войны

История величественного барка с 1936 по 1941 годы, рассказанная очевидцами событий.

«Падуа» во время Второй Мировой войны
Очень часто у тех, кто интересуется барком «Крузенштерн» и его историей, возникает вопрос: «А где и чем занимался парусник во время Второй мировой войны?» Существует несколько разных мнений, но бесспорно лишь то, что непосредственно в военных действиях он не участвовал,своим основным предназначением – перевозкой генеральных грузов не занимался и под парусами не ходил, так как находился в стесненных европейских акваториях.

Сегодня, по прошествии более, чем 75 лет, есть возможность сослаться на воспоминания одного из здравствующих до сих пор матросов барка Вульфхардта Шоенфилда, сына второго помощника капитана Уинфрида Бернеса и свояченицы и сыновей тогдашнего старшего помощника капитана Джона Юнгблюда, который до 1945 года провел много времени на борту «Падуи».

Когда фашистская Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года, «Падуа» находилась в Гамбурге. Парусник практически закончил загрузку перед выходом в следующий рейс в Чили. Спустя пару месяцев стало понятно, что быстро война не кончится, поэтому судовладельцы Реедерей Ф. Лайеш, создатели знаменитой серии парусников Flying P-Line, приняли в начале 1940 года решение увести свое драгоценное судно из Гамбурга и переставить в Балтийском море для того, чтобы использовать в качестве учебного парусника и грузового судна. 
 
Из-за войны капитан Вендт не мог обогнуть вместе с «Падуей» мыс Скаген – северную точку полуострова Ютланд, которую «Крузенштерн» сейчас проходит по нескольку раз в год. В итоге судну пришлось идти по Кильскому каналу. Для того, чтобы пройти под мостами, матросам пришлось снять три верхних реи и разобрать брам-стеньгу (вопрос об уменьшении высоты мачт актуален и по сей день, когда «Крузенштерн» вынужден проходить под мостами). Так как четырехмачтовый барк на тот момент не обладал двигателем, буксир переправил его из Гамбурга в Киль, где реи и мачты были собраны заново; затем барк отправился в Штеттин (ныне польский Щецин). На борту «Падуи» были не только 34 члена команды, но и 40 курсантов, которые обучались морскому делу и планировали стать профессиональными моряками.

Летом 1940 года на борту парусника был снят кинофильм EinHerzgehtvorAnker (TheHeartisAnchoring – «Сердце становится на якорь»), и в ноябре «Падуа» вышла, как выяснилось позже, в свой последний рейс в качестве грузового парусника. Судно ушло в Ревель (ныне Таллинн, Эстония) для того, чтобы погрузить на свой борт лес, и вернулось в Штеттин (сегодня польский Щецин) месяц спустя.

Капитан Вендт покинул «Падую» 1 апреля 1941 года,новым капитаном стал Отто Шоммарц. «Падую» переставили в Штеттинскую судоверфь Oderwerft AG для того, чтобы перестроить в учебно-парусное судно. Чертежи, до сих пор имеющиеся в архивах Немецкого технического музея в Мюнхене очень близки к тому, что «Крузенштерн» представляет из себя сегодня. Однако планы были нарушены атакой Вермахта на Советский Союз 22 июня 1941 года. На верфи удалось осуществить кое-какой необходимый ремонт и оборудовать парусник противоминными устройствами и двумя противовоздушными орудиями – одно на баке, и одно возле дублирующего штурвала на корме.

В апреле 1943 капитан Шоммартц получил приказ переставить судно в Ригу (Латвия), которая была в то время оккупирована войсками Вермахта. Вместе с «Падуей» в Ригу отправились и другие суда: учебно-парусное судно компании NorddeutscherLloyd «Коммодор Йонсен» (ныне «Седов») и небольшой трехмачтовый фрегат Schulschiff Deutschland- ныне постоянно пришвартованное стационарное учебное судно в Бремене. После победы, одержанной советскими войсками в Сталинграде и освобождения Ленинграда в начале 1944 года, Рига стала небезопасна для трех судов. Поэтому все они были переведены в датский порт Свендборд, а позже, в марте 1944, во Фленсбург. «Падуа», до сих пор не имевшая двигателя, была транспортирована буксиром и двумя другими судами, оборудованными дизельными двигателями.
 
26 апреля 1944 года старший помощник капитана Джон Юнгблют, вместе с 14 другими моряками отправился в Хортен, Норвегия. Их миссией было привести во Фленсбург норвежский учебный парусник «Кристиан Радич» (построенный в 1937 году). Позже, в начале 1945 года, «Кристиан Радич» перевернулся в сухом доке и опрокинулся вместе с ним. Красивое судно было сильно повреждено, однако моряки и курсанты «Падуи» помогли его починить и переоснастить. Судно передали обратно Норвегии по окончании войны, и оно ходит до сих пор. «Крузенштерн» сейчас часто встречается с «Кристианом Радичем» во время регатных гонок.

А тогда, в 1944-м, «Падуа» все еще была пришвартована уфленсбургских фьордов возле Глюксбурга. Курсанты проходили обучение, насколько это было возможно в непростых условиях. Сорок курсантов находились на борту даже несмотря на то, что судовая жизнь была не столь комфортна, как в прежние времена. Койки были заменены гамаками, топившиеся углем печи из-за пожарной безопасности исчезли совсем, хождение под парусом было невозможно вовсе. Однако, как рассказал Вулфхардт Шоенфильд, все, тем не менее, были счастливы выйти из состава военного флота.

Летом 1944 года экипаж «Падуи» ждало новое приключение: на барке были запланированы съемки еще одного фильма. Вместе с бригадой кинематографистов на судно приехала самая большая кинозвезда того времени – Ганс Альберс, которому было суждено сыграть главную роль в новой цветной картине “Grosse Freiheit Nr. 7” (The Big Freedom #7, «Большая свобода №7»). Этот фильм, третий по счету, снятый на «Падуе», стал вечной классикой европейского кино и был переведен на множество языков: русский, английский, французский, испанский и другие. Его до сих пор можно обнаружить во многих европейских магазинах, торгующих DVD. Как вспоминает сын старшего помощника, проводивший время на борту со своим отцом и бывший тогда совсем мальчиком, «Падуа» на самом деле не ходила под парусом для этого фильма. Фьорды были слишком узки, и за их пределами было слишком опасно. Изобретательные моряки решили поднять паруса, привязать тонкий канат к буксиру и на нем протащить гордый парусник вокруг фьордов. Так и было снято для фильма.

Съемки, однако, быстро завершились. Осенью 1944 года всем на борту стало понятно, что война немцами проиграна. Члены экипажа беспокоились о своих семьях в Гамбурге, который был к тому времени уничтожен британскими и американскими бомбардировщиками, а запасов еды на борту становилось все меньше и меньше. Однако, несмотря ни на что, экипаж и курсанты продолжали ходить под парусами, пусть даже и на небольших лодках. Такие суденышки назывались 'Padua-Jollen' ('Jolle' в переводе с немецкого означает парусную лодку с одной мачтой), и построены они были специально для барка. На борту таких 'Padua-Jollen' было четыре, и использовались они не только для учебной деятельности, но и для того, чтобы переправлять людей с берега на судно (сейчас эту функцию выполняют две оборудованные моторами дежурно-спасательные шлюпки по обоим бортам «Крузенштерна»).
Война закончилось 9 мая 1945 года. В августе 1945 командование британскими войсками, в чьем подчинении была северо-западная часть Германии, приказало «Падуе» вернуться в порт приписки Гамбург. В очередной раз экипаж разобрал мачты и последний из великих винджаммеров смиренно последовал за буксиром через Кильский канал. В Гамбурге, памятуя быстрое возвращение к привычной жизни в 1919 году после Первой мировой войны, «Падую» немедленно подготовили для хождения по морям. Однако в этот раз нового старта не случилось.

21 декабря 1945 года Фердинанд Лайеш получил распоряжение о передаче «Падуи» новому экипажу, назначенному немецким флотом, который отвел судно в Свиноустье (Польша) для того, чтобы впоследствии вместе с «Коммодором Йонсеном» передать судно Советскому Союзу в качестве военных репараций. Так закончилась жизнь четырехмачтового барка под своим первым именем, но судьба приготовила «Падуе» возрождение, и судну было суждено получить всемирную известность в качестве учебного парусника по имени «Крузенштерн».


Автор: Кристина Хибер