Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Мой первый парусный аврал

Проходящий практику на УПС «Крузенштерн» юнга Нижегородского морского клуба рассказывает о том, как прошел первый парусный аврал рейса №3/115.

Мой первый парусный аврал
Думаю, никто четко не сохранил у себя в памяти это событие. Все запомнилось урывками, несколько ярких картинок врезались в память. Что и говорить о том, чтобы кто-нибудь запомнил, куда ему надо идти во время аврала, что и когда нужно делать. Надеюсь, со временем все станет яснее.

«Парусный аврал! Парусный аврал! Парусный аврал!», - объявили по судовому радио. Вот к чему готовил нас боцман фок-мачты Юрий Юрьевич с первого дня занятий на палубе. Вот для чего мы, главным образом, находимся на барке. Мы все ждали этого момента с замиранием сердца, представляя, как мы дружно, без особых усилий потягивая за веревочки, с легкостью поставим все паруса на фок-мачте разом. И вот, наконец, аврал начался. Мы судорожно пооткрывали каждый свои ящики, надели страховочные жилеты, береты, убрали гюйсы. Построились у нашей мачты. Боцман сказал, что собираемся долго, но на первый раз прощается. Также он сообщил, что аврал будет учебный. Все пройдет в крайне медленном темпе, чтобы мы все поняли. Это всех очень порадовало, ведь что, как и когда делать никто толком не представлял. Потом выяснилось, что сегодня будет только перебрасопка реев. То есть, прямые паруса ставить мы не будем. Можете себе представить, насколько сильно все расстроились. Казалось, вот он, красавец «Крузенштерн» идет на полном ходу под всеми парусами. Но нет, время еще не пришло.

Однако после вводной речи Юрия Юрьевича пора было идти по местам перебрасопки, и разочарование поутихло. Все заспешили по своим постам. Двое наших юнг (Рома Хрящев и Дима Гагарин) были распределены на лебедку, остальные были в переходной группе, то есть, должны метаться с одного поста на другой. Все встали по своим брам-брасам. Готовимся их выбирать («тянуть» - не по-моряцки, непрофессионально звучит). Среди курсантов поднялось волнение. Послышались ободряющие насмешки: «Ну что, ребят, ножки-то подрагивают?»; «Да не бойтесь вы, все отлично будет!». Наконец, когда все мачты доложили о готовности на мостик, мы начали выбирать.

По началу все шло не очень тяжело, но потом, спустя секунд тридцать, все немного подустали, и стало заметно тяжелее. На лбах курсантов выступил пот. Пора было собраться и полноценно включиться в работу. В ребят вселился командный дух, и вместо одинокого «Раз!» одного голосистого курсанта, стало слышаться зычное «РРРРААААЗ!!!». Было видно, что абсолютно все курсанты в полную силу стараются выбирать. Но Юрий Юрьевич все кричал: «Еще выбираем! Не перестаем!». Я почувствовал, как канат трется о кожу моих рук. Черт возьми, ведь это ждет нас каждый день, а иногда - по нескольку раз!
Юрий Юрьевич скомандовал: «Стоп так! Переходим на марсо-брасы». Значит, мы еще не закончили. Значит, придется еще выбирать брасы. А сил почти не осталось. Солнце ярко светит. Все уже сырые от пота. Всем жарко. Всем ужасно хочется пить. Руки уже ни на что не способны из-за многочисленных мозолей. Но детей в море не берут. Боцман называет нас мужчинами, чем заметно поднимает наш боевой дух. Пора было собрать все свои нюни в кулак и действовать.

Некоторое время мы просто выбирали тот марсо-брас, который нам скажет выбрать Юрий Юрьевич. Уже мало кто пытался понять, что конкретно мы делаем и зачем. Все выдохлись. Один курсант присел и тут же получил наряд от Юрия Юрьевича. Аврал продолжался. Мы перешли на лебедку, чтобы поднять реи, крутили по очереди, стало полегче. Пока идет очередь, можно передохнуть.

По приказу Юрия Юрьевича стали укладывать снасти. Боцман доложил на мостик: «На фоке снасти уложены». С мостика послышалось: «На фоке снасти уложены. Для первого раза очень неплохо. Отбой фоку». Отбой означал конец аврала. Да еще и похвалили с мостика! Жуткая усталость была компенсирована чувством выполненного нелегкого дела и радостью за похвалу. Кое-как, пошатываясь от усталости, мы построились у мачты. Юрий Юрьевич остался нами доволен, хотя замечания тоже имелись. Как только он отпустил курсантский состав фок-мачты, в столовой образовалась огромная очередь желающих пить.

На момент написания статьи было сыграно шесть парусных авралов за четыре дня (если считать уборку косых парусов вечером 22 мая). Привыкнуть можно ко всему. Боль в кистях рук стала неразлучной спутницей многих курсантов. Но никто не отчаялся, и даже настроение перед очередным авралом почти не портится. Лично мне до сих пор не терпится поскорее поставить все паруса «Крузенштерна», чтобы в полной мере насладиться его красотой и величием.

Автор текста: Юнга Нижегородского морского клуба Юрий Доронин
Фото: Дмитрий Кандыбо