Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Михаил Новиков: "Я предлагаю быть честным"

Расширенная версия интервью капитана барка "Крузенштерн" Михаила Вячеславовича Новикова в екатеринбургском мужском журнале Mister.

Михаил Новиков: "Я предлагаю быть честным"
Сокращенная версия этого интервью вышла в сентябрьском номере екатеринбургского журнала Mister. Ознакомиться с интернет-версией журнала можно на сайте издательского дома "Стольник" (интервью на стр. 28-30). Балтийская государственная академия рыбопромыслового флота публикует взятое на борту интервью с капитаном учебно-парусного судна "Крузенштерн" Михаилом Вячеславовичем Новиковым без сокращений. Разговор состоялся на борту барка во время перехода от Гамбурга до Кронштадта в первом, весеннем рейсе 2013 года.
  

- Михаил Вячеславович, сегодня Вы – капитан известного во всем мире парусника. А кем Вы мечтали стать в детстве, мечтали ли о парусах? Сегодняшнее капитанство – это долгая дорога к мечте, или...


- В детстве моем наша семья лето обычно проводила у моих бабушек и дедушек, на Волге, и там по реке все время пароходы, баржи, сухогрузы сновали. Иногда и мы от Ярославля до Рыбинска на «Метеоре» или «Ракете» ездили. Очень мне это нравилось, движение и путешествие по воде, и поэтому неудивительно, что захотел я стать штурманом и поступить в речное училище. А потом, так как мы оказались в Калининграде, я уже хотел стать военным моряком. Но судьба распорядилась так, что попал учиться я в морское, но гражданское училище. Я просто собирался работать штурманом, и не ставил перед собой каких-то особенных, больших задач. Я бы это не назвал дорогой к мечте. Мне повезло в том, что я выбрал профессию, связанную с мореплаванием, и всегда занимался любимым делом. Так получается, что дорога меня сама вывела к тому, что я сейчас из себя представляю.

- Как Вы передвигаетесь по земле – автомобиль, мотоцикл, есть ли здесь предпочтения? Может быть, яхта?

- По земле, во время небольших путешествий, я предпочитаю передвигаться на автомобиле, потому что есть возможность всегда остановиться, передохнуть, что-то увидеть, с кем-то пообщаться… Если на дальние расстояния, то предпочитаю ездить в поезде, в купейном вагоне, где под дребезжание чайной ложки в стакане беззаботно смотреть в окно на сухопутный пейзаж, поболтать с попутчиками о чем-то формальном , узнать, как в других городах и уголках страны люди живут, какие у них заботы и радости. И какие-то встречи интересные всегда бывают, иногда и необычные. Вот как-то ехал в поезде из Калининграда, и со мной в купе был попутчиком мужчина, у которого сын совершил практикантом плавание на «Крузенштерне», и он мне всю дорогу рассказывал, как на паруснике интересно путешествовать, какой это большой корабль, и какая это гордость для России, для Калининградской области… И он мне очень настоятельно рекомендовал, чтобы я побольше об этом судне узнал, в том числе и на официальном сайте Академии…(лукаво улыбается).

- И Вы не признались, что служите капитаном барка «Крузенштерн»?

- Конечно, не признался! Нет-нет, я бы ничего тогда не узнал для себя нового! А что касается яхт: я предпочел бы провести время на веслах, на каком-то тихом озере, с такой, кратковременной физической нагрузкой. Яхта – это все-таки команда, какой-то экшен , энергичное такое движение, а экшена и парусов мне хватает на работе. Поэтому при всем моем уважении к яхтсменам, я к ним прихожу пообщаться, покататься в удовольствие, но не тогда, когда парусная регата, а совсем для другого...

- Моряки – народ суеверный. У вас лично есть какие-нибудь суеверия? Или у Вашей команды?

- У команды, насколько я знаю, суеверия связаны с древними приметами и традициями. Например, на парусном судне не свистят, не сидят на кнехтах. Я знаю, что многие не любят загадывать, к примеру, вот завтра будем во столько-то там-то: для моря это как-то не принято, не очень хорошо… Это одно из тех суеверий, которого я придерживаюсь, на всякий случай. Вот еще знаю, что многие стараются в понедельник не выходить из порта, и когда есть такая возможность, мы стараемся не выходить. Бывает, что такой возможности нет, тогда я так и говорю себе: «Ну нет такой возможности! Поэтому выходим!»

- Насколько Вы азартный человек, и в чем это проявляется?

- Я практически не азартный человек, предпочитаю сначала обдумывать, создавать какие-то определенные условия, для того, чтобы потом дело для других людей казалось процессом простым и само собой разумеющимся. Азарт – точно не для меня. (Тут можно было бы и поверить Михаилу Вячеславовичу, но тот, кто видел его во время парусных гонок, знает, что такого темперамента, азарта и страсти, как у Новикова, еще поискать! Да и сам он не скрывает, что парусный капитан – это профессия особая, удел далеко не каждого).

- Как Вы относитесь к современным пиратам?

- К современным пиратам отношусь отрицательно, другого комментировать мне нечего.

- Вы неоднократно принимали участие в кругосветных плаваниях. Ваше самое яркое впечатление от кругосветки?

– Самое яркое? Это 13 марта 1996 года, когда в Тихом океане «Крузенштерн» попал в 12-тибалльный шторм. И тогда я понял и для себя навсегда сделал вывод, что какое бы огромное судно не было, а стихия может оказаться сильнее. Второе самое яркое впечатление – это возвращение домой. Мы совершаем какие-то в жизни поступки, чего-то добиваемся, доказываем себе, а дети наши растут, деревья становятся большими, и все в жизни развивается, идет вперед. В независимости от того, что мы совершаем.

- Есть ли на паруснике «домашнее» животное?

- На судне сейчас домашнего животного нет. Это даже не то, чтобы запрещено, просто нахождение домашних животных на борту связано с большими проблемами. В каждой стране существуют свои правила относительно содержания собаки, например, или кошки на борту: это сопряжено с необходимостью оформления специальных сертификатов и большим количеством санитарных требований. И в разных странах они очень разнятся. Отличия и в том, когда можно выпускать животное на берег, и все остальное… сейчас животного никакого нет.

- Что самое ценное, по Вашему мнению, в судовом музее?

- Со стороны может показаться, что для меня, как для капитана парусного судна, самое ценное – это какой-нибудь кубок за победу в какой-либо регате. Может быть, для кого-то это и так. Но для меня участие в регатах, и, соответственно, призовые места в них - это просто показатель хорошо сделанной работы, лишнее доказательство определенного профессионального уровня и навыка экипажа. Поэтому я бы с большим удовольствием сказал, что для меня самый душевный приз или самый ценный экспонат в судовом музее, может, это и покажется странным – это те две японские куклы, которые были подарены администрацией Токио во время кругосветного плавания командованию судна. Куклы мне напоминают о забавной истории, которая произошла в момент их вручения. Капитан, старший помощник капитана и старший механик представляли руководство судна на официальной церемонии. И там японские девушки-красавицы вручали цветы и дарили кукол. По русской традиции, мужчина, принимая цветы и подарок, обычно расцеловывает девушку троекратно. По японской традиции, девушка в этот момент складывает руки, делает низкий поклон в знак уважения, и поцеловать ее ну никак невозможно! Так получилось у капитана, и все наблюдавшие за этим действом моряки судна, разочарованно вздохнули. Такая же картина произошла и со старшим помощником, он тоже не успел сориентироваться по обстановке. И только старший механик Юрий Супрунов, когда японская девушка протянула ему цветы, сначала ее обнял вместе с букетом, расцеловал по русской традиции, и только потом принял цветы. Это вызвало гром и шквал аплодисментов со стороны наших моряков, улыбки со стороны властей Токио и видимое удовольствие японской девушки. Этой неожиданной радостью и запомнилась вся эта церемония.

- Кто является на судне главным психологом и к кому идут «плакаться в жилетку»?

- Как правило, моряки – народ целостный, они привыкли брать на себя ответственность за те поступки и тот выбор, который они делают. Поэтому такие ситуации возникают обычно редко. Для курсантов таким человеком может быть руководитель практики, я допускаю, что у курсантов может быть и какая-то из буфетчиц, которая по-женски, по-матерински может выслушать, помочь и что-то посоветовать. У членов экипажа это, как правило, сводится к разговорам между собой и умению и желанию поддерживать друг друга, что-то прощать, стараться не замечать… Как капитан, я присматриваю только за состоянием непосредственно подчиненных мне людей – их шесть человек, это начальники служб, стараюсь подбадривать их, и в зависимости от ситуации стараюсь их поддержать, или удержать, или создать такой режим, чтобы человек в процессе своей работы мог отвлечься или расслабиться. Это, может быть, поездка на экскурсию в порту, или возможность отдохнуть в течение дня, или даю возможность заняться другим делом, которое отвлечет его от решения основных, ежедневных проблем и задач. Но в целом, задача капитана в том, чтобы поддерживать хороший, рабочий настрой, благоприятное состояние духа у всего экипажа, и поэтому это большая, своего рода особая работа, которая сводится к проведению на судне различного вида спортивных праздников, состязаний, мероприятий в рейсе. Например, в рейсе, организовывается забортный бассейн в парусе, и можно безопасно купаться в открытом океане. Это сводится к организации конкурсов художественной самодеятельности, конкурсов веселых и находчивых среди членов экипажа, и у курсантов. Это могут быть какие-то шуточные мероприятия, вроде Первомайской демонстрации на борту. Они добавляют хороших, живых эмоций, психической и психологической стабильности, и просто даже – радости, и позволяют в иногда очень рутинной работе получить эмоциональный всплеск. Но да, бывают такие ситуации, что человек в силу психологических нюансов может быть списан с судна, такое тоже бывает.

- Можете ли Вы привести пример джентельменского поступка своего, друзей, близких, коллег? Воплощение джентельменства для Вас – это…

- Однажды мой друг привел меня на работу в организацию. А через два месяца владельцы этой организации сменились, и мне предложили должность, которую до этого занимал мой друг. Дали на раздумье сутки. И я, в конце концов, отказался. Друга все равно потом уволили, но место его я не занял, потому что отказался. Но я думаю, что джентельменский поступок должен выглядеть приблизительно таким образом. Из той организации я через год уволился, дружба наша сохранилась, но те мысли, которые промелькнули в моей голове за те сутки, были очень ценными для меня, как для руководителя. Или еще: в 2006 году, во время кругосветного плавания, наши члены постоянного экипажа на борту переживали за финал чемпионата мира по футболу, когда вышла в финал и победила итальянская сборная. У нас на палубе стоял телевизор, мы шли вдоль африканского побережья, и с нами на борту было несколько иностранных практикантов из разных стран. И один из них, видя, с каким азартом наши моряки болеют за футбол, сказал, что того, кто угадает, чья сборная выйдет в финал, и с каким счетом победит, он пригласит и оплатит поездку в Берлин и отдых всей семьей на три дня. И наш боцман 1-го грота Арунас Тамашкаускас угадал – и съездил с женой и сыном в Берлин, как было обещано, и отдыхал! И тогда я сказал: «Йохан, ты – джентельмен!» Сказал – сделал! Вот как-то так джентельменство должно выглядеть... Конечно, если бы обещание было нарушено, боцман бы не обиделся, но мы на Йохана смотрели бы потом по-другому. Он еще приезжал потом на судно не один раз, но благодаря и этому джентельменскому поведению в частности, дружба наша продолжается и по сей день. И все к нему относятся с большим уважением. Эти поступки в чем-то сродни маленьким ступенькам успеха… Должны же быть какие-то принципы, вызывающие уважение со стороны окружающих!

- Есть ли у Вас какие-либо другие увлечения, хобби, кроме моря?

- Я думаю, что многим людям нравится просто созерцать. Мне тоже. Это может быть море, огонь, лес, горы… Поэтому я не могу назвать море моим хобби. Море – это моя профессия. Хобби для меня – это времяпрепровождение дома, когда я могу заняться домом, в саду что-то посадить: какое-то дерево, кусты, цветы. Вообще, я по натуре – садовод. Люблю строить, сажать, созидать.

- Морская профессия в Вашей семье, это наследственность? Отец служил в морской пехоте, сын – штурман. С чем это связано? Специальное воспитание, изначальная нацеленность – или само собой получается?

- Это связано с тем, что оба мои деда прошли войну, отец военнослужащий, теперь уже в запасе, и для меня всегда форма, военные парады, выправка изначально символизировали образ жизни, отношение мужчины к значению слова «Родина», «офицерская честь». Может быть, поэтому у меня всегда возникало желание стать военным, моряком. Это где-то, наверное, на генном уровне, других идей даже не возникало. У нас, в городе Балтийске, был клуб юных моряков, я там занимался, и была возможность в летние месяцы находиться на военном корабле, на тральщике, мы там жили такой морской жизнью, в кубриках, почти как у нас на судне сейчас курсанты: распорядок дня, зарядка, драили палубу, что-то красили, выходили в открытое море, несли вахты. Причем дело это было абсолютно добровольное, и мы там жили около 3-х недель, и мне это очень нравилось… Так что все осознанно. Если сын с самых своих ранних лет видит мой образ жизни, работу, мое отношение к своему делу, видит результат моей деятельности, это и определяет для него суть моего отношения к жизни, и он делает для себя нужные выводы. Это касается и его выбора профессии. Был такой момент, когда его серьезно заинтересовали компьютеры, информационные технологии. Но случился у нас такой разговор, и я откровенно его спросил, на каком уровне тебе даст возможность по-человечески состояться такая профессия, ну, к примеру, как «Автоматизированные системы управления»? Управление современным судном сегодня полностью компьютеризировано. Если есть интерес, настоящий, реальный, его всегда можно реализовать, найти такую точку соприкосновения профессий. Потому что у мужчины должно быть в жизни такое дело, которое и его, и его семью сможет прокормить. И обладание достойной профессией, которая даст и удовлетворенность, и материальную стабильность, это очень важно.

- А что, для Вас разве только в море можно реализовать свои возможности?

- Для каждого человека, видимо, по-разному, но для меня – да, однозначно, именно в морской профессии. Был такой период, когда я захотел для себя понять, мое ли это дело, и я год не работал на судне, нашел работу на берегу, и получалось, и даже интересно было. А потом просто засомневался, мое ли это дело. Сегодня я уверен, что если появляются какие-то сомнения, это нормально, и нужно обязательно попробовать что-то для себя новое, чтобы через годы не жалеть о неиспользованных возможностях, нереализованных желаниях. Иногда, видимо, нужно выйти из сложившейся жизненной ситуации, чтобы посмотреть на себя со стороны, оценить себя, свои возможности, способности, перспективы. Другое дело, что, попадая в иную среду и отношения, надо стремиться все делать честно, по максимуму. Тогда удастся и свое лицо сохранить, и вернуться в любой момент. Себя не обманешь, и как бы хорошо здесь не было, если мой мир другой, это не для меня. Можно себя обманывать, но тогда и результат будет другой. Я предлагаю быть честным по отношению к себе. Я для себя тогда понял – нет, не мое, и осознанно вернулся в морскую профессию. Мое место – здесь, здесь, на судне, я полезнее, ценнее, и эта работа дает возможность мне и реализоваться, и раскрыться как человеку, как личности. Просто, как показывает жизнь, со временем приходит желание сделать следующий шаг в карьере, и, видимо, это будет уже не нахождение в море, но все равно, обязательно в морской отрасли. Зная все тонкости своей профессии, появляется желание поделиться и знаниями, и накопленным опытом.

- Есть ли какие-то особые правила в отношениях в Вашей семье?

- Для меня главное в семье – искренность. Умение понимать друг друга, принимать, прощать – это главное. Люди создают семью, позволяя себе самую большую роскошь в жизни – быть искренними, максимально открытыми, понятыми и принятыми, и получать от этого радость. Нам всем приходится в жизни исполнять различные роли, от этого никуда не деться, но семья – это место для честности. Я очень ценю в семье возможность быть самим собой: если смешно - смеяться, если больно – плакать. В своей семье считаю это особым, главным правилом. И эта эмоциональность дает нам возможность лучше понять самих себя, своих близких, и этим усовершенствоваться. В свою очередь это положительно сказывается на работе при поиске компромиссов во время решения спорных вопросов.

- Как Вы оцениваете сегодняшних курсантов, которые приходят к Вам на борт?

- Они все разные. Есть и такие, кто до 20 лет остается в детской позиции. А есть ребята, готовые брать на себя ответственность, очень осмысленно пришедшие на судно, для того, чтобы получить все знания, опыт, овладеть профессией в максимально сжатые сроки, и они впитывают все, что дает экипаж, потому что готовы к работе по своей будущей профессии. Говорить, что сейчас не та молодежь, все не так, как раньше – это лукавство. Меняются какие-то внешние признаки, а по сути все проблемы те же, что и раньше – психологические, ментальные. Это мое, может быть, субъективное мнение.

- Есть ли, по Вашему мнению, будущее у парусных кораблей?

- У парусных кораблей, как самых экологичных, и использующих самые экономичные способы перемещения грузов и людей водным путем, будущее - самое перспективное! Это очевидно.

- Как Вы относитесь к политике в целом – Вы «над» ней или приверженец какой-то линии, партии, идеи?

- Сам я политикой ни в коей мере не занимаюсь по той причине, что мое дело требует от меня максимальной отдачи сил и времени. Но отношусь с большим уважением ко всем тем партиям, их лидерам и общественным деятелям, кто целью своей работы ставит реальные изменения жизни общества, ищет и предлагает способы и формы улучшить государственное устройство, экономическую ситуацию в нашей стране. Вижу сильные стороны у той или иной партии, предложения по поиску решения той или иной проблемы, командное взаимодействие. Оцениваю, как бы я сам поступил в той или иной ситуации, так как мне тоже приходится часто принимать решения, иногда нестандартные, и это всегда непросто.

- Если бы капитана Новикова спросили, в чем смысл жизни, что бы он ответил?

- Ответил бы, что смысл жизни заключается в познании себя. Если ты умеешь управлять собой, своими мыслями, эмоциями, профессионально расти, духовно совершенствоваться, то твоя жизнь приобретает смысл, для этого она и дана. Только через свое усовершенствование можно улучшить ближний мир вокруг нас, и большой мир вокруг всех людей: если вы можете воспитать достойных детей, со всеми вытекающими последствиями, то жизнь сама по себе подарит вам счастье. А если вы находитесь в дисгармонии с собой, и однобоко думаете только о каком-то одном аспекте своей жизни, материальном или карьерном вопросе, то это рано или поздно приведет вас к проблемам, которые кроются только в самом себе.

- Борт корабля является также местом встречи за рубежом для политиков и иностранных делегаций. Кого из иностранных вип-персон Вы запомнили, и почему?

- Мы ведь на судне вип-персон часто видим не в том ракурсе, каким они облачены в статус монархов, политиков. Они приходят к нам на судно, имея возможность получить огромный положительный заряд эмоций, увидеть воочию воплощение детской мечты – парусное судно, пусть и не под алыми парусами. Под действием магии парусника, они часто выходят из рамок официальности. В 2009 году, во время трансатлантической экспедиции и планового захода судна в порт Ла Гуайра, на борту побывал президент Венесуэлы Уго Чавес. Он был такой эмоциональный, оптимистично заряженный, и его поведение и естественный, неподдельный интерес к судну, к курсантам, их жизни на паруснике, манера общения с ребятами – это было очень непривычно для политика такого уровня. И еще – впечатлил подарок Чавеса: реплика шпаги Боливара. Такой выбор – серьезное холодное оружие – для любого мужчины это знаковый подарок, в нем очень почувствовалась харизма этого человека, его эмоционального отношения к судну. И меня, спустя годы, очень тронуло, что такого сильного человека, президента Чавеса, так быстро не стало.
Запомнился мэр северного Ванкувера (Канада), который посетил судно во время присутствия барка «Крузенштерн» на Олимпийских играх в этом городе. Господин Даррелл Мусато посетил судно с официальным визитом, обратился к экипажу с приветственной речью, был вежлив и сдержан в общении. А вечером он неожиданно приехал в спортивной хоккейной форме игрока канадской сборной, с клюшкой, полный переполнявших его эмоций, и предложил поехать на матч, насладиться игрой. Для меня было полной неожиданностью увидеть мэра, перевоплотившегося в хоккейного болельщика. А вообще, запоминаются именно человеческие, искренние эмоции.

- Где Вы еще не бывали, но мечтаете побывать?

- Наверное, это покажется странным, но первый вариант – совершить плавание на пароходе по Волге, и мечта №2 – на автомобиле проехать по Золотому кольцу. Ну, может быть, (мечтательно) поехать в какие-нибудь горы, побывать на Черном море… когда-нибудь… Но однозначно - путешествовать именно по своей стране! Хотя бы потому, что очень часто, общаясь с иностранцами, мне приходится слышать их восхищение от красот Курильских островов, впечатления от поездки зимой на поезде по Сибирской магистрали, кто-то побывал в Мурманске, а я никогда в тех местах не был! Когда на судне проходят практику ребята из Астрахани или Ейска, и рассказывают о своей Родине, где они живут, мне всегда хочется поехать и самому там пройтись и все это увидеть... Конечно, меня всегда приглашают и учебные заведения, и руководители практики, но пока, в силу своей очень интенсивной работы, нет такой возможности, ведь я 8-9 месяцев в году нахожусь вне своей страны. Вот только не тропические острова, экзотика, нет, я, знаете, совсем не особый такой путешественник…


Текст: Ирина Образцова