Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Из Свиноустья в Гамбург

Переход из Польши в Германию занял около пяти суток. 

Из Свиноустья в Гамбург
Во время перехода члены экипажа и практиканты жили по установленному на судне рабочему распорядку. Практиканты усвоили необходимые навыки работы с парусным оборудованием, успешно сдали зачеты судовым специалистам и получили допуски работы на высоте.

Учащиеся КМРК еще некоторое время оставались под впечатлением от победы в перетягивании каната, которое руководители практики устроили в польском порту Свиноустье. Как всегда, соревнование превратилось в увлекательное зрелище, собравшее всех, кто находился в это время неподалеку. Народ реагировал очень эмоционально, и, конечно же, нашлись такие, которые сами были не прочь встать в ряд с нашими спортсменами.

Принцип выступления команд был прост: проиграл – выбыл из борьбы. Надо ли писать о том, что никто не хотел уступать, и за каждый сантиметр ребята сражались, как за последний. В результате самыми упорными, сплоченными и дружными оказались калининградцы. Команда из КМРК на этот раз была лучшей! Почетные второе и третье места достались ВКМРПК (Астрахань) и сборной из КГМТУ (Керчь) и КМРК РТО соответственно. Ну, а питерцам ничего не осталось делать, как учесть ошибки и тренироваться, с тем, чтобы в следующий раз взять реванш. Настроение им помог восстановить радиоконцерт, посвященный Дню мира и труда - 1 Мая. Какие мелодии должны лечь на душу в этот прекрасный весенний праздник, решили практиканты, на которых возложили задачу подготовки трансляции.

Звучали на этом переходе и трагические ноты: в местах, где полвека назад рыболовецкий траулер «Тукан» ушел на дно, курсанты почтили память экипажа минутой молчания. Вечером состоялся информационный час на тему «Трагедия МРТ «Тукан». Причины и выводы».

Кстати, о выводах. В этом репортаже их сделали практиканты рейса 1\122 Анастасия Буркова и Владислав Седак.

Анастасия Буркова, КМРК, 4-й курс, радиотехническая специальность: 

На «Крузенштерне» я первый раз. По рассказам тех, кто уже ходил в практикантах, боялась, что дисциплина будет жестче, и думала, что мне будет сложнее привыкать. Но на удивление, мне здесь достаточно комфортно. Все-таки мы девочки, и для нас есть послабления – можно в душ, к примеру, каждый день ходить. Нас не ставят в наряд на камбуз – там поднимать тяжелые баки, нам тяжело. Я здесь месяц, а домой не очень хочется, хотя, конечно, скучаю по родным.

В кубрике нас шестеро, тесновато, поэтому нужно постоянно чистоту соблюдать. Если дома можно что-то оставить, потом убрать, здесь этого нельзя делать. Мы просыпаемся раньше, чем звучит сигнал подъема, примерно с шести утра по очереди встаем, приводим себя в порядок. И в Свиноустье, и в Гамбурге ходили в увольнение. Лично мне больше всего хотелось посмотреть красивые старинные здания. Здесь такие есть, но их мало, в основном это современная архитектура.


Владислав Седак, КГМТУ (Керченский государственный морской технологический университет), 2 курс, специальность «Судовождение»:
 
Мой дед был моряком. Отец боцман – на паромной переправе, старший брат – электромеханик, работает на контейнеровозе. Поэтому выбор профессии вполне осознанный. После первого курса проходил практику на «Седове», тогда мой плавательный ценз составил 93 дня. В общей сложности, дома не был 4 месяца. Вернулся счастливым: это была первая практика, первые заходы в порты, первые выходы в увольнения, первые подъемы на мачты. Особого страха не чувствовал, просто хотел это сделать. И когда первый раз добрался до марсовой площадки, такая красотища была! Кто не хочет «высоты», тех не напрягают, они на палубе занимаются снастями. Но потом почти все поднимались. В нашем кубрике живут 20 человек, нытиков нет. Кто ко мне за помощью обращался, подсказывал, помогал узлы вязать, термины объяснял. В основном, уже все снасти знаю, хотя здесь некоторые не так расположены, как на «Седове».

На «Крузенштерне» распорядок дня тоже не очень отличается, а дисциплина жестче. За то время, которое я провел на судах, понял, что стал организованнее, сдержаннее, хотя я, вообще-то, спокойный человек. Нас учат анализировать сложные ситуации, правильно в них действовать, концентрировать внимание при сложных работах, таких, как постановка парусов и несение вахт.

С опытом, конечно, копятся какие-то интересные факты. Вот я уже могу рассказать об одной нештатной ситуации. Был шторм, но мы были на занятиях, внизу качка меньше, почти незаметно было. Поднимаемся по трапу, чувствуем, что-то не то. На судне стояли косые и прямые паруса, и был большой крен, возможно, градусов 15. Мне показалось, что до воды с юта можно было рукой достать, ну, может, чуть больше метра было. Атмосфера была такая, что радовались шторму, естественно, кроме тех, у кого он был первым. Несколько человек первую качку восприняли, мягко выражаясь, болезненно, ну, а все остальные просто делали то, что приказывали боцмана.

В Свиноустье и Гамбурге на «Крузенштерне» проходил открытый борт. Очень много народа, интересовались, что здесь и как. Я их понимаю, такую красоту увидишь не каждый день. И, конечно, радует, что мы тоже к этому руку приложили. Это сделано от души и для людей, и, главное, для судна.